Главная страница   /   Новости   /   Предвыборная программа кандидата от КПРФ Алексея Парфёнова. Полный текст. 

Предвыборная программа кандидата от КПРФ Алексея Парфёнова. Полный текст.

15:47, 29 августа 2017

Мы публикуем предвыборную программу кандидата в губернаторы Свердловской области от КПРФ Алексея Парфёнова без правок и изменений.

Представленная программа разделена на три основных блока: 1) промышленная политика, 2) социальная сфера и 3) политический блок. Промышленная политика вынесена на первое место, потому как предложения именно в этой сфере призваны в первую очередь ответить на вопросы о том, как пополнить бюджет. Блок про социальную сферу не охватывает и не может, по понятным причинам, охватить весь комплекс соответствующих вопросов, но тем не менее освещает три довольно острых проблемы, назревших в нашем регионе к настоящему моменту. Политический блок акцентируется на требованиях по отмене искусственных препонов и ограничений выборного процесса.

Раздел I. Промышленная политика

Свердловская область столетиями носит звание опорного края державы. Однако в последние годы наблюдается плавное, но уверенное снижение почти всех значимых экономических показателей региона.

Так, к примеру, по валовому региональному продукту (ВРП) на душу населения Свердловская область опустилась с 18 места в 2012 году на 20 место в 2016 г. Госдолг за последние пять лет только увеличивался. В 2017 году около 3% областного бюджета будет потрачено на выплату процентов по кредитам (что составляет, к примеру, 40% от всех расходов на медицину). Темпы роста промышленности даже по официальным данным Росстата не изменились, и Свердловская область осталась на том же 18-19 месте среди регионов России. Промышленность области умирает, что приводит к закрытию некогда успешных заводов, таких как «Режникель» и «Алапаевский металлургический завод», а также к сокращениям персонала на заводах-гигантах (Уралмашзавод, УВЗ, БАЗ и пр.). Это, в свою очередь, ведёт к вымиранию малых городов и дальнейшему сокращению доходной части бюджета.

В условиях усиливающегося экономического кризиса накопленный за счёт предыдущих «жирных» лет запас прочности экономики оказался окончательно исчерпан. При этом, перед нами стоят одновременно несколько острейших вопросов: надо и остановить губительную «оптимизацию» здравоохранения, и поднять пенсии, и построить дороги и так далее. Всё это – насущно необходимо, но самый главный вопрос: откуда взять деньги?

Единственный способ поднять регион и наполнить бюджет – это возродить промышленность. Коммунисты всегда последовательно выступали за развитие реального производства. КПРФ имеет чёткую программу, основанную, в том числе на успешном советском опыте. Кроме программы действий очень важна способность потенциального губернатора привлекать федеральные деньги. Нынешние областные власти не в состоянии это сделать. По инвестициям на душу населения Свердловская область упала в общероссийском рейтинге с 23 места в 2011 году аж на 36 место в 2016 году!

Необходимо начать проводить последовательную промышленную региональную политику. Я предлагаю принять ряд поправок в действующее законодательство, с тем, чтобы:

1. Предусмотреть временные льготы по налогу на имущество для промышленных предприятий на период с 2018 по 2022 годы. На данный момент такие предприятия уплачивают этот налог по общей ставке в 2,2%. Даже организации, осуществляющие добычу полезных ископаемых, платят меньше – 2%. Законопроект, уже внесённый КПРФ в Заксобрание региона предусматривает изменения части первой статьи 2 Закона Свердловской области «Об установлении на территории Свердловской области налога на имущество организаций», устанавливающих для организаций, осуществляющих деятельность по обрабатывающему производству, производству пищевых продуктов, включая напитки, за исключением организаций, осуществляющих производство спиртосодержащей пищевой продукции, алкогольной продукции и производство табачных изделий, удельный вес доходов которых от осуществления одного из данных видов деятельности составляет в общей сумме их доходов не менее 70 процентов, среднесписочная численность работников которых, осуществляющих трудовую деятельность на территории Свердловской области, составит более 100 человек в соответствующем налоговом периоде, ставку налога на имущество в 2018 году – в 1%, в 2019 году – 1,2%, в 2020 году – 1,5%, в 2021 году – 2%, в 2022 году – 2,2%. Временное снижение ставки этого налога позволит увеличить доходность этих предприятий на указанный период, повысив тем самым их инвестиционную привлекательность. Аналогичный ход был использован законодателем в отношении железнодорожных путей общего пользования и сооружений (в 2017 году им снизили налог на имущество до 1%, в 2018 году – 1,3%, в 2019 году – 1,3%, в 2020 году – 1,6%).

2. Ввести усовершенствованную систему планирования подготовки молодых кадров для промышленных предприятий. Только система условного «госзаказа» на подготовку специалистов дефицитных промышленных специальностей в среднеспециальных и высших учебных заведениях может спасти промпредприятия от жесточайшего «кадрового голода». Нужно, чтобы специальная межведомственная трехсторонняя комиссия из представителей правительства области, учебных заведений и промышленных предприятий принимала перспективные планы по «заказу» подготовки тех специалистов, которые нужны будут в промсекторе через 3-5 лет.

3. Нужно искоренять порочную практику простаивающих предприятий. Если завод не работает – он подлежит выкупу. По цене ниже рыночной. Не хочешь развивать производство? Отдавай мощности! По аналогии с существующей, хотя и редко применяемой нормой по принудительному изъятию земель сельскохозяйственного назначения. Если собственник не использует такие земли по прямому назначению – они могут быть выкуплены государством. С простаивающими промпредприятиями, представляющими потенциальный интерес для рынка нужно делать то же самое. Для этого необходимо принять соответствующие поправки в федеральное законодательство, продвигать которые я буду при любом исходе выборов.

Принятие описанных выше изменений – не панацея, а только первые и необходимые шаги. Тогда как введение последовательной и комплексной промышленной политики Свердловской области – насущная необходимость для того, чтобы существенно пополнить областной бюджет и найти средства на социальные программы.

Раздел II. Социальная сфера

То, что принято называть социальной сферой – пожалуй, самая значимая часть жизни общества. Но при этом, ей уделяется  незаслуженно мало внимания, а финансирование осуществляется по остаточному принципу. Более того, объём этого финансирования неукоснительно снижается.

Ярким примером тому служит здравоохранение. Областные власти ведут наступление на народное здоровье по всем фронтам. Нередки случаи перевода младшего медицинского персонала на должности уборщиц с сохранением прежних обязанностей, но снижением зарплаты. Помимо подобных стыдливо замаскированных «оптимизаций» идут и банальные увольнения.

Сокращается финансирование медучреждений. В бюджете 2017 года сокращены траты на амбулаторное лечение на 3,5 млрд., а на бесплатные лекарства для льготников на 2 млрд. по сравнению с 2016 г.

Так продолжаться просто не может. Потому что существующая ситуация похожа на тихий, но вполне себе реальный геноцид. Значительная часть населения нашей области лишается доступа к медицинским услугам в силу территориальных или финансовых причин. Это напрямую сказывается и на старшем поколении (на их качестве и продолжительности жизни) и на желании молодежи оставаться жить и работать в малых городах.

Вопреки расхожему мнению, сферу жилищно-коммунального хозяйства также следует отнести к социальной тематике. Потому что иной подход, рассматривающий ЖКХ как бизнес обрекает нас на огромное количество накапливающихся снежным комом проблем. Жилищно-коммунальное хозяйство – та сфера, которая в принципе не должна становиться способом обогащения. Но на сегодняшний день ЖКХ Свердловской области, по сути, отдано «на кормление» частным компаниям. Обветшалость огромной части жилого фонда – серьёзная проблема, решение которой нельзя взваливать исключительно на плечи собственников. Ведь для немалого количества из них (особенно для пенсионеров) даже плата за коммунальные платежи непосильна. При том, что региональная программа капитального ремонта рассчитана до 2049 года. Все ли дождутся, особенно из пенсионеров? Насколько успеет обветшать нынешний жилой фонд к тому моменту? Не исчезнут ли волшебным образом деньги, собранные на соответствующих счетах к моменту ремонта, как это уже несколько раз случилось со средствами Пенсионного фонда? В этой сфере никак не обойтись без деятельного участия государства: и в плане контроля за управляющими организациями и фондами, и в части софинансирования расходов собственников.

Средства на это в бюджете опять-таки можно предусмотреть, если более ответственно, по-хозяйски подходить к регулированию этого рынка. Приведу свежий пример. Так, летом 2016 года в Екатеринбурге заработал единый оператор в сфере теплоснабжения – Екатеринбургская теплосетевая компания. Все теплоснабжение столицы Урала отдано этой компании, созданной путем слияния крупнейших теплоснабжающих организаций нашей области – ООО «СТК» и МУП «Екатеринбургэнерго». Екатеринбургская теплосетевая компания по своим масштабам сравнима только с аналогичными компаниями Москвы и Санкт-Петербурга. Но вот полномочия по управлению переданы частной компании, не имеющей никакого отношения к государству. Таким образом, гигантские средства, собираемые со всего Екатеринбурга, будут в конечном итоге оседать в бюджете одного акционерного общества, тогда как на этом вполне спокойно могли бы зарабатывать муниципалитет или регион. Тем более, данная ресурсоснабжающая организация и так является монополистом, следовательно, даже довод о том, что вмешательство государства скажется на качестве услуг или их цене здесь не уместен. А за счет средств, которые могли бы быть выручены от этого, государство могло бы профинансировать программы капитального ремонта.

Но теперь единым оператором теплоснабжения – Екатеринбургской теплосетевой компанией управляет частная компания. При этом никуда не делся долг предыдущей теплоснабжающей компании «Екатеринбургэнерго» – 600 млн рублей. И нет никаких сомнений, что и за этот долг платить в конечном итоге будут конечные потребители – то есть, мы с вами. Исключив из этого процесса частные компании, можно не только существенно снизить стоимость оказываемых коммунальных услуг, но и значительно увеличить бюджет региона. Всё зависит от политической воли и желания работать для пользы людей, а не «прослоечного» бизнеса.

В последние годы серьёзно обострилась проблема обманутых дольщиков. Общеэкономические условия вкупе с невниманием государства в лице как регулирующих, так и правоохранительных органов привели к тому, что немалое количество жилищно-строительных кооперативов оказалось не в состоянии исполнить свои обязательства перед потребителями. Тогда как для многих из них это не только единственная надежда на свое собственное жильё, но и, зачастую, последние деньги.

Я как кандидат в губернаторы работаю сейчас сразу с несколькими группами обманутых дольщиков. Но возможности политической партии и депутатского корпуса ограничиваются инструментарием реагирования на конкретные случаи. Так, к примеру, благодаря нашим запросам и митингу удалось добиться возбуждения уголовных дел в ситуации с недостроенными жилыми домами в г. Арамиль, а на специальном заседании комитета Законодательного Собрания по этому вопросу удалось добиться официального поручения Правительству области решать вопрос обманутых дольщиков. Но решать проблему в целом нужно системно и в этом задача государства на всех уровнях. Власть должна перестать закрывать на это глаза, и проявить жёсткую позицию. Это серьёзный фактор социального напряжения и большая личная трагедия многих семей.

Естественно, социальная сфера не ограничивается исключительно тремя этими примерами. Но указанные вопросы уже очень остро стоят перед нами. «Оптимизация» медицины реально убивает людей, проблемы в ЖКХ грозят серьёзными инфраструктурными и экономическими проблемами, а обманутые дольщики – одна из самых незамечаемых властью острых проблем. На решение как этих, так и многих других социальных вопросов средства в нашей региональной экономике имеются. Нужно лишь чтобы государство в лице областных органов власти понимало, что социальная сфера – не место для заработка, а первоочередная бюджетная нагрузка.

Раздел III. Политический блок

Несмотря на провозглашенные Конституцией общедемократические ценности, политические права во многом на деле остаются выхолощенными. Да, нам вернули возможность избирать губернаторов, но ввели надуманное ограничение, так называемый «муниципальный» фильтр. Фракция КПРФ в Государственной Думе прошлого созыва голосовала против поправок, вводящих это ограничение, а после их принятия единороссовским большинством, обратилась в Конституционный суд. В данном обращении, Председатель ЦК КПРФ Г.А. Зюганов справедливо отметил, что эти поправки вводят избирательные цензы. Помимо этого, вовлечение лиц местного самоуправления в избирательный процесс будет означать нарушение принципа разделения властей, так как своими подписями они, по сути, будут участвовать в формировании системы исполнительной власти субъекта РФ. Однако, Конституционный суд России, как и ранее Госдума, остался глух к доводам разума. Исходя из озвученного выше, я выступаю принципиально за полную отмену муниципального фильтра на выборах губернаторов.

Похожая история произошла и с муниципальными выборами. За последние годы нас последовательно лишили возможности выбирать руководителей наших городов – тех людей, которые непосредственно занимаются хозяйственной деятельностью и управлением городом. Даже в тех редких случаях, где выборы мэра все же удалось отстоять, была запущена так называемая модель двойного управления муниципалитетами, суть которой сводится к тому, чтобы разделить должности главы города («мэр») и главы администрации города (лицо, непосредственно управляющее городским хозяйством). Как это сделано в Екатеринбурге. Эту систему нужно менять, возвращая людям возможность избирать на открытых выборах именно тех, кто будет управлять муниципалитетами. В случае избрания меня губернатором, я добьюсь от Законодательного Собрания Свердловской области возвращения прямых выборов «сильных» мэров во всех городах нашего региона.

Однако отсутствие прямых выборов глав муниципалитетов не единственная проблема. Даже назначенные, по сути, региональной властью мэры, оказываются заложниками перекошенной структуры распределения налоговых доходов. К примеру, из собранного в Екатеринбурге НДФЛ (налога на доходы физ. лиц) 84% поступают в региональный бюджет и лишь 16% в городской. Это всего на 1% больше минимально установленной законом планки, что само по себе является редкостью для городов-миллионников. Система отношений по линии «губернатор – глава муниципального образования» сложилась таким образом, что роль руководителя региона является определяющей по многим вопросам. Поэтому я принял решение идти именно в губернаторы, чтобы искоренить подобные перекосы. Я изменю долю муниципалитетов, получаемую от НДФЛ в сторону увеличения. У городов должно быть больше возможностей и денег для того, чтобы решать проблемы людей на местах.