Главная страница   /   Новости   /   «Я не пойду в губернаторы, если на выборы выдвинутся Носов, Паслер и Бурков». Интервью с Евгением Ройзманом. 

«Я не пойду в губернаторы, если на выборы выдвинутся Носов, Паслер и Бурков». Интервью с Евгением Ройзманом.

08:31, 04 мая 2017

Евгений Вадимович, кого вы считаете реальным кандидатом в губернаторы Свердловской области?

В первую очередь это бывший премьер-министр правительства Свердловской области Денис Паслер, мэр Нижнего Тагила Сергей Носов и лидер Свердловского отделения «Справедливой России» Александр Бурков. Но у них на всех одна проблема: они будут баллотироваться, только если им это разрешат. У меня в этом плане ситуация проще.

Как вы можете охарактеризовать Сергея Носова?

Среди кандидатов номер один по дерзости и по лоббистским возможностям — это Носов. Мы с ним много ходили по Нижнему Тагилу, и я поражался отношению горожан к нему. Все с ним здороваются, фотографируются, рады его видеть. Он многое сделал для города. Там буквально на глазах появилась набережная, начал использоваться пруд (а ведь это сердце любого заводского города). Можно сказать, что Тагил при Носове становится вполне европейским городом.

Единственное что для меня досадно, так это простаивающий впустую огромный туристический потенциал города. Старый завод, невероятно богатый своими коллекциями музей. Очень жаль, что областная власть в последние годы не обращала внимания на Нижний Тагил. Я считаю: не отнимай у города доходные источники финансирования, не лезь, проявляй минимально добрую волю и Нижний Тагил, как локомотив, «потащит» за собой все сопредельные территории.

Сергей Носов - кандидат № 1

А Дениса Паслера?

Он первый по знанию области, плюс у него есть хороший возрастной запас. Он знает практически всех чиновников в муниципалитетах, хорошо знаком с севером области. Он умеет учиться. Вполне возможно, что в новых возможностях он мог бы выйти на уровень Алексея Петровича Воробьева. Я на него обратил внимание еще раньше, когда он еще был депутатом Облдумы. Моя помощница, Ирина Степнова, с ним работала. Она его отрекомендовала, стал присматриваться, увидел, как он работает... Я к нему с уважением отношусь. Но его перед губернаторскими выборами «зачистили» как конкурента.

Про Александра Буркова что можете сказать?

Бурков — очень сложный конкурент на губернаторских выборах. Ведь даже соперничая с Росселем, он умудрился выйти во второй тур. Но если ему не дадут «добро», то он баллотироваться не будет. Я так думаю. Кстати, за последние годы тарифы ЖКХ выросли на 60%, а неплатежи увеличились вдвое. Для Буркова и для «Справедливой России» это серьезная тема. С другой стороны, Александр Бурков «личных» выборов не выигрывал. Он всегда добивался победы по партийным спискам, а это другая специфика.

Что будет, если Носов, Паслер и Бурков всё же выставят свои кандидатуры на грядущих выборах?

Это было бы очень красиво и очень интересно. Потому что Носову есть, что сказать. У него есть понимание ситуации в целом. У Паслера максимум информации и по стратегии, и по текущей ситуации. Если пойдут такие люди, я вообще не стану баллотироваться, а лучше поддержу кого-то из них и ряд своих тезисов попытаюсь через него провести. Но, судя по всему, им не разрешат.

Евгений Ройзман может отказаться от выборов губернатора

Какова ваша предвыборная программа? С чем вы идёте на выборы?

Муниципалитеты должны минимально зависеть от государственной власти. Понятно, что все мы живем в одной стране, все подчиняемся федеральному законодательству, у нас одна Конституция. Но это разные ветви власти. Всем городам Свердловской области нужно возвращать полномочия и источники дохода. Все автоштрафы, которые собираются на муниципальных дорогах, нужно возвращать в эти муниципалитеты и порекомендовать тратить их на развитие системы видеофиксации. Как только появляется видеофиксация, количество штрафов увеличивается. Одновременно с этим вырастают сознательность и дисциплина населения. Эти два момента работают друг на друга.

Города получат дополнительный источник дохода, на который они и так имеют право, потому что эти штрафы выплачивают горожане. Пусть эти деньги идут на их благо. Я думаю, что на местах этими деньгами распорядятся лучше.

Также следует увеличить размер НДФЛ, может быть даже до 30%, и оставлять эту прибыль «на земле». Чтобы города могли как-то жить и «дышать». Потому что когда города дотационные, сидят на смете, пропадает мотивация выплывать самим. Как только территория начинает зарабатывать сама — совершенно другое достоинство у людей появляется.

Совершенно четко понимаю, что нужно делать. Вот, например, во всех деревнях, на всех окраинах совершенно беззастенчиво торгуют «фунфыриками». Алкоголизация населения — это одна из основных проблем. Я понимаю, как это можно пресечь и готов этим заниматься.

Кстати, все выборы мэров надо сделать прямыми. И по малому бизнесу есть мысли: снизить налоги, кое-какие расходы компенсировать из областного бюджета.

Вообще я пока не тороплюсь с предвыборной программой. Сяду, спокойно подготовлю с десяток основных тезисов, которые можно будет развить.

Как отреагировала семья на известие о вашем выдвижении в губернаторы?

Все в напряжении, потому что процедуру выборов мы проходили. Уже есть какой-то иммунитет, но они знают, что это будет. Когда я избирался депутатом, у меня дочка нашла на помойке пачку предвыборных газет против меня и притащила их в квартиру. Возвращаюсь домой, она виноватая. Говорю: «что?» Она: «папа, я не читала!» Я ей: «ну ладно». Понятно, это переходит все границы. Но никто же не обещал, что будет легко.

Евгений Ройзман с дочерью

Команду уже собрали?

Команда большая. Когда я объявил о своем решении в соцсетях, был огромный отклик. У нас оба телефона буквально раскалились. Очень много волонтеров. Когда сдам документы, всех соберу, как обычно. Если пройду «муниципальный фильтр» — выиграю. У меня во всех городах есть сторонники.

А если не выиграете?

Сделаю все, что в моих силах. Они меня могут остановить на каких-то подступах, но до этих подступов я дойду. А потом посмотрим, как они в этой ситуации будут выглядеть. Понятно, что можно «поляну зачистить» и всю жизнь оставаться фараоном. Но я же тоже не мальчик для битья.

Вы читали программные статьи Евгения Куйвашева? Как они вам?

Как думающий человек может пообещать увеличить производительность труда в 2,6 раз? Он что, собирается всех за колючую проволоку загнать? Там еще ряд серьезных ляпов. Я расстроился. Понял: губернатор это не писал. Более того, он это даже не читал.

Или вот кадровая политика нынешнего губернатора. Когда Тунгусов попал к нему в администрацию, он просто за голову схватился. Говорит: «за мной закреплено три машины!» С чего вдруг? 180 человек работает только в аппарате, из них 30 — в отделе кадров. Для сравнения скажу, что у нас в мэрии Екатеринбурга отдел кадров состоит из четырёх специалистов.

Евгений Ройзман и Евгений Куйвашев

Вернёмся к прямым выборам мэра. Зачем они нужны?

Если тебе не дают самому выбирать себе мэра, то тебе не доверяют. Считают недостойным выбрать себе главу города. Тебя просто взяли и унизили.

Это очень важный момент. Когда люди сами выбрали главу, они будут его поддерживать, защищать от несправедливых нападок. Встанут рядом и подставят плечо. И если мэр сделает что-то не то, каждый из них сможет прийти на прием и сказать: «Я за тебя голосовал». Каждый будет отвечать за свой выбор. Вы видите эту ситуацию по Носову, по мне...

Вообще федеральная власть боится сильных городов. Я же считаю, что сильные города — это сильная страна. Но с сильными людьми, которые исполнены собственного достоинства, знают себе цену, требуют уважения — с ними нужно разговаривать и договариваться. В этом и состоит искусство управления. А если всех сделать бессловесными и забитыми, то управлять будет в сто раз проще. Но бесконечно так жить не получится. Да и потом, это просто некрасиво, сознательно делать города дотационными и потом этим пользоваться.

Раньше у нас было 11 городов-доноров, потом восемь, далее четыре. Сейчас остался один Екатеринбург. Неужели все стали нахлебниками? Такого не может быть. Наши люди умеют сами зарабатывать и сами распоряжаться деньгами. Просто нужно им дать такую возможность.

Наш город тоже пытались сделать дотационным. Было огромное давление на меня: делай город дотационным! Я отвечаю: «а что я жителям скажу? Что мы тут все дармоеды?»

Грядущие выборы будут честными? И нужен ли на них муниципальный фильтр?

Ранее люди прошли через нечестные выборы. Увидели, как где-то накидали бюллетеней в чью-то пользу, ни к кому не прислушались. И тогда избиратели просто отошли на обочину и стали смотреть, чем всё это закончится. А им сейчас говорят: «да вы что? это же наша страна! нужно участвовать!». А люди отвечают: «хотели порулить? ну вот и рулите без нас.»

Понятно, что у всех задачи разные. Если надо, чтобы голосовали только за «Единую Россию», то это одно. А если нужно развивать край, где ты родится и вырос, то совсем другое. Эти две задачи могут между собой и не коррелировать.

Теперь по поводу муниципального фильтра. Официально он установлен, чтобы отсечь всяких проходимцев от выборов. По факту же получается, что из-за него могут не пустить на выбору главы столицы региона. Это же нелепость! Логично, если именно глава Екатеринбурга станет губернатором. Всё-таки именно наш город формирует 75% бюджета области, и все основные события происходят здесь.

Я, как субъект законодательной инициативы, направлю обращение к президенту Владимиру Путину. Предложу отменить «фильтр» хотя бы для тех, кто его уже прошёл. То есть для мэров городов и депутатов Законодательного собрания.

Евгений Ройзман и Алексей Навальный

Кто из федеральных политиков вас поддержит? Навальный? Ходорковский?

Есть ряд людей, чья поддержка может утопить любого кандидата. Так вот, я Ходорковского не знаю, с ним не контактировал, за помощью не обращался. Зато у меня есть поддержка Уралмаша, где я родился и вырос.

Что касается Навального, то он — молодой и грамотный политик. Поддержит тех, кто способен выиграть, не поставит на аутсайдеров. Это нормальная ситуация. Но, в первую очередь, меня поддержат жители моей деревни. Всё-таки я там родился, вырос и полжизни провёл.

У вас есть президентские амбиции?

У меня их не было никогда. Я ни разу не критиковал президента, потому что искренне не понимаю, что делал бы на его месте. А вот по ситуации в Свердловской области у меня понимание есть. Я понимаю, что везти сюда министра финансов из Тюмени не обязательно. И генерала ГУФСИН назначать министром науки тоже не обязательно. И не нужно держать в правительстве такое количество прокурорских вместе с судебными приставами. Свердловская область — это промышленники, строители и металлурги.

Я специалист по горнозаводскому Уралу. Занимаюсь этой темой много лет, бывал во всех городах региона, знаю их историю. В курсе, где были казенные заводы, где — частные. Всё это объездил лично. Область я знаю, а вот президентских амбиций у меня нет.

Вас иногда называют популистом. Можете это прокомментировать?

Слово «популист» носит некую негативную оценку. Но что входит в это понятие? Если я хожу по улице пешком, так я всю жизнь так делаю. Со всеми здороваюсь, разговариваю, всех рад видеть. Или то, что веду приёмы? Так я всегда их вёл. Сорок тысяч человек прошло через мои приёмные в годы, когда я был депутатом.

Если ты избираешься, то зависишь от проголосовавших за тебя людей. Можно пойти другим путём и договариваться с крупными корпорациями, отстаивать их интересы. В этом случае с народом можно вообще не контактировать. Но ситуация, когда ты опираешься на народ, она гораздо более честная.